Ближайшие мероприятия ОМБПЦ





среда, 21 января 2015 г.

В преддверии бала, ч. 2

Мы продолжаем серию интервью с Людмилой Канаш, координатором Минского Бала православной молодежи.



Можно ли будет на балу выпить чашечку кофе? А то весь день танцевать – сил не хватит!
Не волнуйтесь, у нас будет фуршет. Часть еды мы заказываем в кафе, а вот выпечку  делают мамы участников бала, тем самым внося свою лепту в организацию мероприятия.

Кем финансируется бал?
Все делается только за счет продажи билетов. Спонсоров у нас пока никогда не было. Возможно, в этом году у нас что-то будет, но, с другой стороны, мы понимаем, что есть нужды в Церкви более важные, чем молодежный бал, в котором принимает здоровая, образованная, работающая молодежь.
Бал – это не заказной проект, который делают за деньги люди со стороны, это совместный проект, в котором каждый может принять участие – непосредственно стать частью оргкомитета, помочь в организации. Кто-то умеет танцевать – проводит репетиции, кто-то умеет петь – отвечает за музыкальное оформление на балу, кто умеет красиво рисовать – может сделать небольшую галерею-выставку.

В прошлом году Вы делали благотворительное мероприятие, а в этом году?
Как и в прошлом году, мы сотрудничаем с клубом «5 000»: в холле будет ярмарка рукоделия, вырученные средства от которой идут на помощь больным онкологией. Также 5000 рублей от продажи каждого билета уйдет в этот фонд. Помимо того, что эта ярмарка украшает бал, она объединяет молодежь на общее дело, а в результате получается реальная помощь тем, кто в ней действительно нуждается.



Можно сказать, что Ваше мероприятие объединяет всю православную молодежь Беларуси?
Да, можно и так сказать.

Но есть ли такие случаи, что благодаря балу ребята начинают узнавать о Православии?
Да, таких очень много. Мне процент неизвестен, но я вижу то, что происходит на моих глазах: люди за компанию с друзьями приходят на репетиции, так как они просто хотят научиться танцевать. Им очень нравится аудитория, компания – веселая, добродушная. Многие говорят потом, уже после бала, что пришли из-за атмосферы.
Когда мы подавали прошение о проведении первого бала владыке Филарету, мы писали первым пунктом цели бала – это знакомство и общение православной молодежи. А то, что приходят и светские ребята, очень радует и свидетельствует о том, что это открытое мероприятие, популярное не только в церковной среде, но и за церковной оградой.

А как можно узнать о Вашем мероприятии?
У нас есть очень живая группа в социальной сети ВКонтакте – там много фотографий, мастер-классов, в частности, видео мастер-классы, по которым учатся регионы, не имеющие возможности приезжать к нам на репетиции. К сожалению, сайта у нас нет, но пока в нем и потребности нет.



А не хотелось бы вам расширить границы бала, чтобы связаться с представителями из других областей Беларуси, и чтобы они за эту идею взялись?
Они сами давно это уже все сделали. Мы все общаемся, мы приезжаем на молодежные слеты, которые обычно проходят в феврале, на Сретение, сразу после бала. Ведь бал всегда проходит в одно и то же время – после Святок и до Великого Поста, - чтобы студенты успели сдать экзамены.
Регионы, что очень здорово, практически все были представлены у нас на балу – они приезжали, учились у нас. А теперь их представителей все меньше и меньше, потому что они делают полноценные мероприятия у себя, не хуже чем у нас – со своей аудиторией, со своим теплым колоритом.
А площадки у них замечательные, даже порой лучше чем в Минске, потому что у нас дворцов, к сожалению, не так уж и много, а у них есть красивые усадьбы, где-то дворцы, в которых им разрешают проводить балы.
Хороший пример здесь Гомель – у них 11 января прошел замечательный бал. И в этом году лишь единицы приедут к нам, потому что они уже многое сами умеют делать «на отлично». Они научились танцевать, организовывать, они работают также и со светской молодежью, привлекают, как и мы, военных – только у них это служащие МЧС.
Аналогично Витебск – у них замечательный бал, который проводится на таком уровне, что мы сами учимся у них. Понятно, что все зависит от людей, от тех, кто делает мероприятие – соответственно, появляются интересные игры, богатое наполнение.


А как Вам пришла идея приглашать молодых юношей из военных учебных заведений?
Это все было промыслительно. Пару лет назад на молодежном форуме «Quo Vadis?» мы с одной девушкой из оргкомитета бала сидели и грустили, как же нам готовить бал. И мимо проходил отец Максим Логвинов, протодиакон Свято-Петро-Павловского собора, и спросил нас о предмете нашей грусти. А мы ответили, что на балу нет партнеров. Тогда он спросил: «А сколько надо? Роты хватит?» Мы ответили, что роты нам, пожалуй, хватит. И отец Максим договорился на следующий понедельник провести первую репетицию в воинской части 3214 - Спецназ. Мы стали готовить роту спецназа, 40 человек,  и на балу все они танцевали, как один!

Но для них, наверное, это был первый такой эксперимент?
Это для всех был эксперимент! Мы знали, что кадеты-суворовцы ходят на бал в Оперный театр, это не новинка, но спецназ не танцевал никогда. У них есть свои поющие роты, есть духовой оркестр, но они никогда не танцевали. Но у них все получилось!
Когда мы первый год работали с ротой спецназа, командир с интересом наблюдал за тем, что же будет происходить с солдатами, чем закончатся наши репетиции. И буквально спустя 2 недели после того, как мы начали работать с нашей ротой, командир пришел и сказал, что солдаты из его роты перестали болеть. Оказалось, что для них самое большое наказание – это заболеть или пойти в наряд и в результате пропустить репетицию. После они по секрету говорили нам, что шаги вальса или танго учили на кухне со шваброй – был наряд по кухне и они танцевали!

В этом году нам проще, потому что половина роты посещала репетиции в прошлом году и они уже «натанцовывают» с новичками шаги: вальсовый, танго. Это уже можно смело называть «преемственность поколений».


Комментариев нет:

Отправка комментария