Ближайшие мероприятия ОМБПЦ





пятница, 8 марта 2013 г.

Община – это не кружок по интересам - протоиерей Алексей Уминский

В рамках слета Объединения молодежи Белорусской Православной Церкви в Институте теологии имени святых Мефодия и Кирилла БГУ состоялась встреча с протоиереем Алексием Уминским, настоятелем храма Святой Троицы в Хохлах (Москва). Отец Алексий поговорил с молодыми людьми на тему церковной общины, а также рассказал о том, как он видит жизнь в такой общине. Публикуем выдержки из беседы прот. Алексия Уминского.
«Когда мы говорим об общине, возникает образ слаженной группы людей, которые хорошо друг друга знающих, но несколько отделенных от всех остальных людей. Община - это не кружок по интересам, в лучшем случае община - это то, когда у нас есть что-то общее, даже не что-то, а Кто-то общий. Община - это когда у нас Христос, а мы вокруг Него...
Так что такое община и где эта община, если мы христиане всегда ищем возможность так себя идентифицировать в большой, собственно, общине, которая называется Церковью, что ничего общего до конца у нас и нет. Мы в любой момент можем друг от друга отвернуться. Здесь встает вопрос, что такое богослужение. Потому что всегда богослужение – это центр жизни христианина. Правильно понимать, что такое богослужение, мне кажется, поможет нам и понять, что такое христианская община.

Что значит богослужение? Сразу найдется тот, кто скажет, что мы приходим на богослужение, чтобы служить Богу. Когда мы идем на богослужение, происходит ровно наоборот. Богослужение – это когда Бог служит человеку. Начинается это богослужение на Тайной Вечери. Этот образ богослужения, когда на Тайной Вечери Христос умывает ноги своим ученикам, оно происходит постоянно, во всех проявлениях богослужений нашей церкви, во всех таинствах. Евхаристия – центр богослужения, таинство таинств, когда Господь отдает всего себя. В этом богослужении мы те, кому служит Господь, мы те, кто пришли, чтобы это принять, чтобы это было для нас радостью.
Когда я прихожу отдать долг, это значит что у нас такие отношения с Богом: я отдаю долг, а Господь за это отдает мне что-то другое. Наш образ пришествия к Богу на богослужение – это образ того, что я, придя в Церковь, отдаю Богу некий долг, а взамен прошу у Бога то, что нужно мне: дай мне мое. Эти слова обычно звучат в нашей молитве. Эти слова мы слышим в Евангелии, когда младший сын приходит к отцу и прости отдать ему часть имения, полагающуюся ему. Потом те же слова отцу говорит и старший сын, что «ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими» (Лк. 15, 11-23), когда мне надо было от тебя мое. На это отец отвечает, что все мое твое. Эти слова звучат и на Тайной вечере, когда Господь в своей первосвященнической молитве к Богу Отцу говорит, что «все Мое – Твое и все Твое – Мое». Христос обращает эти слова к каждому из нас, что все Мое – твое. Это мы читаем и в Евангелии о блудном сыне. В этом и заключается смысл богослужения. И вот мы приходим за маленьким «моим» на богослужение, совершаем «ритуальный акт», через который хотим получить «мое». Тогда богослужение превращается для нас в некий церковный круг, когда мы год от года совершаем этот богослужебный круг: от Пасхи до Пасхи, от поста до поста, от причастия к причастию. И на первый план выходит уверенность, что мы живем благочестиво , что мы все делаем правильно, что мы ничего не нарушаем, а если и нарушаем, тогда можно исповедаться и получить билет на причастие, потом причащаемся и читаем благодарственные молитвы. Это никак нельзя назвать участием в богослужение. То есть можем, конечно, назвать. Но за этим стоит непонимание, что же являет собой община, что являет собой богослужение. В чем суть этого богослужения. Потому что, приходя в церковь, мы хотим что-то взять, что-то получить. Христиане, вместо того, чтобы идти за Христом, начинают идти по кругу и тогда Христос и Евангелие само по себе и Церковь и богослужение само по себе. Потому что богослужение для человека становится неким гарантом благ: спасение души, а заодно успех в труде, крепкое здоровье и счастье в личной жизни. Собственно говоря, эти 3 выражения: крепкое здоровье, хорошая семья и успех в работе являются основным содержанием молитв христианина. Хотя и без этого нельзя. Это нормально для человека. С этими прошениями необходимо обращаться к Богу, но если они стоят на своем месте. Когда человек, придя на таинство Евхаристии, понимает, что в Чаше – пролитая кровь и распятая плоть Христа, само распятие. Как человеку может быть в мирском плане хорошо, если он вкушает распятого Спасителя. На самом деле это так, когда мы причащаемся...
Когда человек начинает для себя осознавать, что с ним происходит в Церкви и что такое богослужение, когда он понимает, что Христос таким образом служит человеку, то единственное, что человек может и должен сказать: «Господи, все мое твое . Потому что с причастием человек принимает Бога, через причастие Господь говорит, что все Мое – твое: и жизнь Моя, и смерть Моя, и Воскресение Мое, и восшествие на небеса Мое, и ты можешь быть к этому приобщен. Если ты хочешь к этом приобщиться...

Когда у человека возникает осмысленное понятие, что Господь отдает все: всю свою жизнь, все Евангелие делает твоей жизнь. Если у человека есть решимость это принять, тогда она осмысляет все остальные шаги в церковной жизни. Тогда само богослужение человеком воспринимается уже таким образом, что раз Бог служит мне, то как я могу ему служить? На это мы находим ответ в Евангелии. После того, как Господь умыл ноги своим ученикам, Он сказал апостолам, чтобы так же и они поступали. «Так и вы поступайте. «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13; 35). Тогда мы понимаем, что служение Богу заключается в том, что мы наконец-то начинаем вокруг себя людей видеть. Это очень важная вещь, потому что человеку свойственно ничего кроме себя в жизни не видеть и не хотеть этого видеть...
Тогда человек начинает понимать, что его служение не может быть выставлено в формальные ряды, что служение исходит из блаженной тревоги о других людях, которые еще не узнали того, что знаешь ты. Тогда возникает община. Потому что, скажем, чем Царствие небесное отличается от ада? Свойство ада – все пожирать. Почему, говорят святые отцы, чревоугодие – это самая главная страсть? Оказывается, что чревоугодие – это не просто вкусно поесть, это стремление все «пожрать», когда мир для человека – это объект пожирания, любовь для человека – пожирание, другой человек – объект для пожирания. И страсть все себе присвоить, все переварить – это ужасная адская страсть. А рай, Царствие Небесное – это когда все раздается по примеру Христа. Причастие – это не просто образ, а это Царствие Небесное, действующее здесь, на земле, когда Христос раздает себя. Когда Христос говорит, что Царствие небесное внутри вас есть, это значит, что вы можете, раздавая себя, иметь это Царство Небесное. Это показывает и чудо преломления хлебов в пустыне, когда, все отдавая и отдавая, хватает на всех и еще остается.

Община, которая собирается таким образом на богослужение, с пониманием вкушает Тело и Кровь Христову и понимает слова Христа все мое твое, а все твое мое – не может жить иначе, как не отдавая себя другим. Община рождается тогда, когда люди понимают, что они пришли туда, где им служит Бог, когда приняв Христа, как крест, радость и жизнь, и смерть, и ад, и Воскресение, они готовы идти за Христом до конца и дальше готовы себя раздавать в служении, потому что через это являет себя любовь...
Тогда люди будут стремиться к этой любви учиться через общинную жизнь. Тогда община – это уже не кружок по интересам. А община – это человек плюс Бог, Христос плюс человек. Это и есть сама Церковь. К такой общине мы должны стремиться. Церковь должна стать такой общиной.

Фото: Анна Гребенчук

/Sobor.by

Комментариев нет:

Отправить комментарий