Ближайшие мероприятия ОМБПЦ





пятница, 30 августа 2013 г.

«Правило золотой цепи»


12 августа в конференц-зале Свято-Петро-Павловского собора состоялась встреча с протоиереем Кириллом Каледой, настоятелем храма Святых Новомучеников и Исповедников российских на Бутовском полигоне (Москва). Предлагаем вашему вниманию заметки с этой встречи.
Отец Кирилл начал встречу, отметив, что в последнее время у белорусской молодежи растет интерес к теме новомучеников. Тема действительно важная для современной церкви и общенациональной жизни. Ведь желание сохранить память о тех, кто пострадал в те годы – это не просто обращение наше в прошлое, это умение и дар соприкоснуться с нашими корнями, с судьбами людей, на крови которых стоит наша Церковь.

Говорят, что война заканчивается тогда, когда будут похоронены последние павшие солдаты.  Но вспомнить имена погибших и достойно похоронить их недостаточно. Сохранение памяти о них очень важно для нас и будущих поколений.  С одной стороны, знание истории своего народа позволяет ближе познакомиться с теми, от кого мы ведем свой род.

С другой стороны, в духовной жизни действует «правило золотой цепи». Эта цепь, питающая нас знаниями и благодатью, идет от апостолов, свидетелей жизни Христа. То звено цепи, от кого мы непосредственно перенимаем память о Христе – это новомученики.

Подвиг новомучеников удивителен. Во времена гонений в истории раннего христианства люди гибли семьями, общинами – до 20 000 человек, как например двадцать тысяч христиан, сожженных в храме в Никомидии. Прошли века и многое изменилось.

Русь в 19 веке стала называть себя «святой». Естественно, далеко не все соответствовало идеалам христианской жизни, вплоть  до церковного устройства. Прославлялись святые, строились церкви, но раскол в российском обществе был велик.  Обстановка в духовных семинариях была очень неблагоприятной. Причиной тому был глубокий духовный распад.

И вдруг наступило совершенно невероятное.  Развал был неожиданным для большинства населения. Произошло предательство царя земного и за ним – Царя Небесного. В 1917-1920 годы началось массовое избиение духовенства.  Мы часто не имеем документальных свидетельств о количестве и местах расстрелов.  Но доподлинно знаем, что в течение десятилетий были гонения на Церковь.

В 30-х годах была объявлена «безбожная пятилетка», последний год которой пришелся на начало Великой отечественной войны. Поразительно, что несмотря на разгул атеистической пропаганды, цель, к которой стремились организаторы гонений, достигнута не была.

Так, когда в 37 году была проведена перепись населения, ее организаторы надеялись наглядно показать победу социализма и в анкету включили вопрос о вероисповедании. Несмотря на то, что анкеты были именными,  44% опрошенных (55 миллионов человек) записали в анкете, что они верующие люди. Перепись была признана вредительской, организаторы расстреляны и ее результаты привели к очередной волне репрессий.

Обратимся к духовной составляющей этого явления. О своей вере свидетельствовали очень многие. Это свидетельство исходило не только от духовенства,  но и от самых простых членов Церкви (старост, прихожан). Верующие люди понимали, что происходящее – результат того, что народ отошел от Христа.

И иерархи Церкви и простые бабушки одинаково отвечали на один и тот же поставленный перед ними вопрос. Когда их спрашивали об отношении к советской власти, они отвечали: «Я – православный человек, отношусь к советской власти лояльно, но не приемлю ее отношения к Церкви и понимаю, что она дана нам за грехи и скоро кончится».

Так, в эти годы русские верующие люди засвидетельствовали свою веру во Христа. И Русь доказала, что она святая, пройдя через страдания.

Отец Кирилл рассказал, что он был воспитан в православной семье. Его дед был священником и пострадал до смерти. Его родители имели мужество не скрывать от детей правды о судьбе их деда. Дети знали, что он пострадал и умер за то, что был священником.

Общался отец Кирилл и с другими людьми, которые прошли через горнило страданий. Он знал монахиню, жившую под Сергиевым Посадом, очень простую женщину, не знавшую грамоты. Но тот свет, который исходил от нее, был очень притягателен для людей, с которыми ей доводилось общаться.

Когда-то ее арестовали и отправили на БАМ за то, что она был верующей. Она увидела тамошние условия жизни и поняла, что десять лет, присужденные ей, она в таких условиях не выживет. И тогда она стала молиться святому Серафиму Саровскому, Святителю Николаю и Пресвятой Богородице, чтобы они забрали каждый по два с половиной года от ее срока осуждения, а два с половиной года оставила за собой.

Каково же было удивление других заключенных, когда ровно через два с половиной года в обед на нее пришло освобождение. Это было большой редкостью. А нам осталось это удивительное свидетельство веры простого человека.

Всего на Бутовском полигоне было расстреляно 30 000 – 40 000 человек, причем 20 000 из них расстреляли всего за полтора года. Около тысячи человек пострадало по церковным делам и триста тридцать два их них были прославлены в лике святых. Отцу Кириллу приходилось общаться со многими детьми пострадавших. «Они источали совершенно удивительный свет. Это были люди озаренные. Вспоминая их, понимаешь реальность духовной жизни», – говорит отец Кирилл.

И в этой связи, обращение к опыту новомучеников очень важно для утверждения нашей веры. Это возможность соприкоснуться с живым опытом Церкви. Мы привыкли воспринимать святых как неких «исполинов духа», обладающих дарованиями, которыми никто из нас не обладает. Однако, подавляющее большинство новомучеников и исповедников российских были самыми обычными людьми. У них были проблемы в семье, они ходили на работу…. Но когда встал вопрос о вере, они сказали: «Да, я христианин!»

В случае новомучеников не было чудесных исцелений, как в известных нам житиях святых. Им было страшно, им было очень больно, но они выдержали. Они вышли из нашей среды. И стоит задаться вопросом: а готовы ли мы засвидетельствовать свою веру в Христа даже до смерти? Не потратив на это двадцать минут утренних и вечерних молитв или два часа воскресного богослужения, а отдав всю жизнь.

Нынешнее церковное возрождение – это результат их подвига. Можно построить математическую зависимость между количеством прославленных новомучеников и количеством воздвигнутых храмов. Понимаем ли мы, зачем нам это дано, и чьей кровью заслужено?

В церкви много сделано для сохранения памяти о новомучениках. Если взять церковный календарь, то два из трех дней будет память того или иного новомученика. Так сложилось исторически, что репрессии советского периода коснулись абсолютно всех. И поэтому память об этой трагедии может послужить платформой для единения нашего этноса.

Когда человек приходит на Бутовский полигон или любое другое место массовых захоронений, он оказывается близким всем погибшим, всем кто лежит во рвах – будь то святые или их же мучители – и все разъединения стираются. Но, к сожалению, пока мы не осознаем важность памяти новомучеников и крайне редко к ним обращаемся.

Наверное, это происходит потому, что наша церковность очень земная. Мы просим Бога о помощи в наших земных делах. У новомучеников просить об этом стыдно. О чем их можно и нужно просить – это об укреплении в вере. Без полуправд, без поисков земного комфорта и благополучия. Готовы ли мы к этому? На этот вопрос каждый отвечает сам перед своей совестью.

Встреча с отцом Кириллом окончилась. И для всех ее участников она стала не просто возможностью узнать для себя что-то новое, но и поставить перед собой важные вопросы, задуматься над глубиной своей веры и над тем, как мало мы помним и благодарим тех, кто пострадал и поработал для того, чтобы у нас сейчас было то, что мы имеем: просторные храмы, духовная литература, мудрые и рассудительные священники, каждодневная возможность исповеди и Причастия, да и просто мирное солнечное небо над головой.


Екатерина Евсюкова

Комментариев нет:

Отправить комментарий